О происхождении вещей: часть вторая – персидские солдаты и их каблуки

Она шла посередине улицы. Не слишком близко к домам, не слишком далеко от дороги. Так, как должна идти особа королевской крови. Неспеша, но и не медленно, размеренно, умиротворенно, со значением. Было что-то в ее облике завораживающее: и это не броская одежда (потому что бежевый тренч не может вдруг стать броским), не стройная фигура, не длинные ноги – она была вполне обычной. А именно шаг, четкий, уверенный. На высоких каблуках.

foto-1

Конечно же, вы тоже ходите по улицам нашего славного города. И прекрасно понимаете продолжение истории: милая девушка в светлом пальтишке дошла красиво ровно до первой кочки на асфальте. А кочек у нас, признаться, столько, что мы можем экспортировать их в развитые страны с идеальной инфраструктурой – просто чтобы им там не было скучно рассекать по гладким дорогам. И вот уже весь налет особы королевской крови счищен: пока девушка осматривала ботинки, сопровождая увиденное мыслями вслух, я даже успела записать несколько новых для меня вариаций слов на буквы Х и П.

Ботинки ее, кстати, были обильно украшены символикой обувного бренда и поблескивали лаковой кожей. Фривольно на мой вкус любительницы разношенных кроссовок, но эффектно. Больше всего поражали каблуки: высокие, тонкие, граничащие с «ябникогданенадела». Смутно вспоминая, что каблуки изобрел Людовик XIV для мужчин и они стали очередной деталью гардероба, которую гадкие женщины в итоге забрали себе, я начала гуглить не доходя до компьютера.

Итак, всемирная история каблуков.

Если бы у каблуков было генеалогическое древо, то на самом низу, где-то в корнях, примостился гордый предок шпилек и «рюмочек» из Египта. Древние египтяне надевали ботинки с каблуком, когда шли работать в поле: крестьянам так было гораздо удобнее двигаться по мягкой пахотной земле.

Но, как часто бывает в истории, первенство оспаривает другая страна, Греция. И если в Египте каблуки имели чисто прикладную функцию, то греки частенько, кхм, мерялись ими: актеры в театрах ходили на платформах (котурнах) из дерева или пробки, чтобы выиграть в росте. И у кого котурны были выше – тот играл более знатного и значимого для постановки персонажа. Вот такие котурн-селебритис.

Далее в каблучной истории – гордые персы: чтобы нога не проваливалась в стремя, к обуви для верховой езды стали крепить каблуки. Ходить в таких сапогах было не очень удобно, но этого и не требовалось: каблук обеспечивал бОльшую устойчивость кавалериста во время стрельбы из лука прямо с седла. Как и в прошлом абзаце, битву за первенство ведет Золотая Орда – им тоже хотелось воевать эффективнее и стрелять точнее.

В Японии – сандалии на деревянной подошве, гэта (VIII век). В них было удобно выращивать рис и ходить по грязным улочкам после дождя. К гэта обычно шли в паре белые носки таби. А вот надеть гэта без таби могли себе позволить только очень фривольные особы: очень уж эротичным казалось японцам лицезрение обнаженной стопы в деревянных сандалях. Носят гэта и сейчас: в традиционные праздники и просто так, на отдыхе.

foto-3

Занятный факт: обувь на платформе почему-то почти во всех странах изначально была уделом крестьян (ну удобно же по грядкам топать!). А потом ее перенимали… куртизанки. Правда, доводя высоту подошвы до абсурда: в Венеции девушки крайне легкого поведения, чтобы не испачкать дорогие платья, передвигались по улицам в чопинах (обуви на платформе), высота которых иногда достигала 40 сантиметров. Велико было желание не очищать потом край юбки от ароматного содержания канав родного венецианского Отечества…

Не отставали и дамы в гаремах: турецкие одалиски если и хотели сбежать от грозного султана, то определенно не могли – подошвы их туфелек были ох какими высокими. Правда, историки до сих пор не уверены, делали такую обувь как оригинальное «противоугонное устройство» или все же ради красоты.

foto-4

И вот, наконец, ура, эпоха Барокко! Как утверждают обувные легенды, некий французский офицер, с обязательными бравыми усами, спрыгнул с коня, попружинил на блестящих ботфортах с наборным каблуком, собрался в одно молодцеватое нечто – и от такой тестостероновой картинки все мужчины стали носить такие же милитари-сапоги. История, конечно, притянута за те самые бравые усы. Но, согласитесь – романтично!

Далее идут сюжеты как будто из книг про Анжелику Анны и Сержа Голон: вот тот самый Людовик XIV в, признаться, модных и сейчас туфлях с пряжкой и красным каблуком (XVII век). Екатерина Медичи и ее пятисантиметровые каблуки на свадьбе с графом Орлеанским (XVI век). Двор очарован. Королева Англии Мария Тюдор, «Кровавая Мэри», желавшая казаться выше и значительнее придворных (XVI век).

foto-5

Ну а всепланетно любимая шпилька появилась уже в XX веке. Выше 10 сантиметров ее предложил делать Сальваторе Феррагамо. Он увлекался медициной в области ортопедии и запатентовал несколько изобретений, так что хочется верить, что шпильку он придумал не со зла. Феррагамо заменил деревянный каблук на металлический стержень, покрытый кожей. Не ломается, не гнется, звонко отдает набойкой по любому покрытию. С тех пор и мучаемся с его изобретением: страшно красиво – вот что такое 12-сантиметровая шпилька.

Разговор про каблуки можно продолжать бесконечно. Каждый их вариант прославился чем-то своим: белые босоножки Мэрилин Монро со знаменитой сцены из фильма «Зуд седьмого года», где ее юбку приподнимает ветер, были проданы с аукциона за 48 тысяч долларов. Про туфли с контрастной подошвой от Кристиана Лубутена вы тем более слышали. Но всю каблучную историю объединяет одно: при выборе обуви в первую очередь стоит задуматься – где я это буду носить? Дома? В театр? На работу? В парк на пробежку? Иначе будете лететь в бежевом пальто в грязь – зато на высоких шпильках.

А какой каблук предпочитаете вы?

Елена Грицун